Легальные стероиды - это возможно!
О ЧЕМ РЕЧЬ
АНАБОЛИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА - КАК ОНИ ЕСТЬ
ПОДДЕЛКИ - FAKE
ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИН СПОРТИВНОГО ПИТАНИЯ
НАШИ ИНТЕРВЬЮ СО СПОРТСМЕНАМИ
ЮРИДИЧЕСКИЕ ЗАМОРОЧКИ
КНИГИ, СТАТЬИ
ФОТОГАЛЕРЕЯ ФЭНОВ STEROID.RU
ЦЕННЫЕ ССЫЛКИ
ФОРУМ, ГОСТЬБУКА


RB2 Network
RB2 Network

КНИГИ, СТАТЬИ, КУРСЫ, ДРУГАЯ ЛИТЕРАТУРА

СТАТЬИ

Плохие времена для допинга
Интервью Арне Лунгквиста журналу "Легкая атлетика"

Первый вице-президент Международной любительской легкоатлетической федерации Арне Лунгквист, сегодня ставший одним из руководителей Всемирного антидопингового агентства, ничем не может порадовать тех, кто агитирует за легализацию запрещенных стимуляторов. Наоборот, судя по всему, для допинга настают суровые черные времена. Такой вывод можно сделать из интервью, которое дал журналу <Легкая атлетика> Арне Лунгквист, считающийся самым авторитетным в мире экспертом по допингу.

- Как вы оцениваете проведение допингконтроля на Олимпиаде в Сиднее? Некоторые считают, что он не оказался таким строгим и эффективным как ожидалось.
- Допингконтроль на Играх был организован очень хорошо, анализы проводились быстро и профессионально. Нововведением были внесоревновательные проверки в Олимпийской деревне. Хотя в эту практику, возможно, будут внесены поправки, потому что такой контроль иногда вызывает проблемы. Когда пробу берут во время подготовки атлетов к важным соревнованием, это часто мешает спортсменам сосредоточиться на тренировке.

- Что произошло с тестом на искусственный гормон крови ЭПО?
- Эти проверки дали нам новую ценную информацию, но не принесли при контроле положительных результатов, чтобы кого-то можно было дисквалифицировать, вопреки тому, что многие этого ожидали, - слишком много разговоров об этом тесте было накануне Игр. Тест на эритропоэтин все еще нуждается в усовершенствовании, мы можем ловить только тех атлетов, кто принимал препарат непосредственно перед соревнованиями.
Это довольно сложный метод, он основан на анализе мочи и крови. Кровь указывает косвенно на прием ЭПО, известно, что количество красных кровяных телец изменяется при использовании этого сгустителя крови. Но данные о составе крови нуждаются в более совершенной научной оценке. Пока же мы можем только сделать заключение о приеме ЭПО на основании сразу двух тестов. В моче мы впрямую находим следы применения этого искусственного препарата, но здесь возникает проблема различия между естественным ЭПО и искусственным, я думаю очень скоро оно будет окончательно уничтожено новыми разработками. Ведь это в интересах фармацевтической промышленности добиться абсолютной идентичности искусственного и естественного ЭПО, вырабатываемого самим организмом.

- Так значит любители накачать себя кровяным стимулятором могут пока жить спокойно?
- Я бы им этого не советовал. В будущем мы будем, вероятно, полагаться только на анализ крови, но это потребует времени и дополнительного изучения изменений в составе крови при ее внешней стимуляции. Мы уже заявили, что аналогичный тест (как в Сиднее) мы применим и в Эдмонтоне на чемпионате мира.
Еще одна проблема в том, что появляются новые субстанции, выполняющие роль ЭПО. И это мы уже ощущаем. Это всевозможные препараты, увеличивающие перенос кислорода. Если мы хотим бороться с допингом, нам придется проводить научные исследования, чтобы не отставать от того, что готовится производить фармацевтическая промышленность. К счастью, Всемирное антидопинговое агентство приняло решение вложить небывало большие деньги в эти исследования.

- Что будет главным в ваших изысканиях?
- Мы сосредоточим внимание на субстанциях, переносящих кислород, на гормоне человеческого роста и вероятности такой вещи, пока что экзотической, как генная терапия. Уже в ближайшее время мы должны быть готовы проводить генную экспертизу атлетов.

- Велики ли деньги, выделенные на эти исследования?
- Пять миллионов долларов, то есть тридцать процентов бюджета Агентства, чью деятельность сейчас поддерживают страны, пойдут исключительно на исследования. Это хорошее начало. Я возглавляю в Агентстве комитет по медицине и исследовательской деятельности. Это абсолютно независимая организация, пользующаяся помощью таких региональных групп, как Европейский союз.

- Вы взялись за вопросы генетики, еще не разобравшись с теми видами допинга, который сейчас реально применяется? Неужели это так серьезно?
- Мы не знаем, сколько еще средств понадобится, чтобы противостоять генной терапии при ее использовании в качестве допинга. Но в будущем бюджет наших исследований должен достичь пятнадцати миллионов. В США в этом году пройдет специальная конференция по генной терапии, поскольку именно в США располагается центр исследований в этой области.

- Что может представлять собой генный допинг?
- При реализации всемирной программы <Организация человеческого гена> была составлена картина всех генов. И научное сообщество уже идентифицировало ген ЭПО. У нас есть данные, что его уже испытали в экспериментах, вкалывая животным. Эксперимент был успешным, организм под воздействием этого гена стал вырабатывать красные кровяные тела. Таким же образом можно делать инъекции генов, стимулирующих рост мышц и силы, выносливости. Это станет вполне реальным уже в ближайшее время.

- Высказывались подозрения, что МОК, чтобы избежать скандалов на Играх в Сиднее, специально прервал на заключительном этапе финансирование успешной программы по тесту на гормон роста, который, по предположениям некоторых экспертов, широко использовался ведущими атлетами США.
- Я тоже бы удивлен тем, что перед Олимпиадой не была доведена до конца работа над тестом по определению гормона человеческого роста. Это был масштабный проект, координировавшийся из Лондонского университета. Исследования велись в лабораториях Швеции, Италии, Дании и ряда других стран. Ученые обнаружили, что под воздействием гормона, как и в случае с ЭПО, происходят характерные изменения в составе крови. Однако на решающей стадии разработок теста МОК оказался не в состоянии финансировать его завершение. МОК приостановил программу исключительно из-за нехватки средств на ее продолжение, поскольку требовалось еще около пяти миллионов долларов. Таких денег у Международного олимпийского комитета не оказалось.

- После завершения Игр США наотрез отказались предоставить вам засекреченные имена легкоатлетов, пойманных американским допингконтролем накануне Олимпиады. Таким образом под сомнение попали все их олимпийские достижения.
- Все национальные федерации обязаны извещать ИААФ о случаях положительных проб при проведении ими проверок на допинг у себя в стране. Это обязаны делать все лаборатории, имеющие международную аккредитацию. Мы выяснили, что в лабораториях США обнаружены положительные тесты, но о них, вопреки правилам, не было сообщено в международную федерацию. Почему это случилось, непонятно, в прежние годы из США мы всегда имели сведения о результатах тестов. Такое случилось впервые. Сегодня мы получили целую серию положительных проб и не знаем, кому они принадлежат. Американцы отказались сотрудничать с нами. Есть сведения, что несколько атлетов были оправданы и теоретически могли выступать на Олимпиаде. Среди них, по крайней мере, два случая применения стероидов. Мы не знаем точно, кто были эти спортсмены, на каком основании их оправдали, и не выступали ли они в Сиднее. Вот почему начались наши дебаты с американцами.

- Еще одним скандальным событием минувшего сезона стало досрочное возвращение в спорт для участия на Олимпиаде кубинского прыгуна в высоту Хавьера Сотомайора.
- Я открыто заявил своим коллегам по федерации, что не приму восстановления Сотомайора, но, к моему удивлению, заседание Совета ИААФ привело к снятию с него дисквалификации. Я лично голосовал против и публично объяснил, почему так поступил. Это было абсолютно неверное решение федерации, которая ни в коем случае не должна была этого делать. Я отметил, что ИААФ, которая ранее отличалась очень жесткой позицией в отношении проблем допинга, поставила под сомнение свою репутацию, оправдав Сотомайора. Это очень плохое решение, и я готов повторять это повсюду.

- Большие неприятности с допингом имели в прошлом году и британские легкоатлеты.
- Британская федерация явно испугалась, когда на нее обрушилось столько случаев применения нандролона. Они испугались, что ситуация выходит из-под их контроля. Но я подсказал им искать проблему в британской легкой атлетике, поскольку мировая статистика в других странах не дает такого всплеска приема этого препарата. Только два-три случая на тысячу анализов, но в Великобритании произошел настоящий нандролоновый бум. Возможно, причина этого заключается в пищевых добавках с нандролоном, которые стали применять британцы.

- Как у вас складываются отношения с российскими атлетами?
- У нас нет проблем с получением сообщений от Всероссийской федерации о тестах на допинг, есть лишь один-два случая с допингом, которые находятся в стадии рассмотрения. Но это не проблема.

- Есть ли толк во внезапных наездах на тренировки ваших групп внесоревновательного контроля?
- Внесоревновательный контроль основан на абсолютно внезапных проверках, когда атлеты не могут скрыться и подменить пробу.

- Медицинская наука быстро прогрессирует, однако спорстмены продолжают применять <старые добрые> стероиды и психостимуляторы даже под страхом дисквалификации. Почему же они полностью не переключатся на допинг, который вы еще не контролируете?
- Думаю, что многие новые препараты, которые можно использовать в качестве допинга, не оправдали надежд и не дали тех результатов, какие наблюдаются при стимуляции организма стероидами. Единственное, что способно в будущем заменить их - это генная терапия. Поэтому мы и начали уже сейчас готовиться к этому допингу, чтобы своевременно его остановить. Наша главная задача состоит в том, чтобы генная терапия никогда не пришла в спорт. Нужно уже сегодня закрыть перед ней путь.

- Неужели результаты ваших дорогостоящих исследований можно использовать только в такой узкой области, как допингконтроль?
- Конечно же, нет. Если мы сможем найти способ определять, подвергается ли человек генной терапии, это позволит медицине наблюдать за лечением пациентов и контролировать его ход. Это будет иметь большое научное значение, мы лучше узнаем, как человеческий организм реагирует на такую терапию, и в какой степени она влияет на человека. Это важно, например, для определения дозировки генной терапии.

- Продолжают раздаваться требования прекратить бороться с бессмертным допингом.
- Всегда находились люди, которые говорили, что пора прекратить преследовать допинг, но мы не чувствуем с их стороны слишком большого давления на свою работу. Люди, которые призывают легализовать допинг, слабы и отличаются очень пассивным отношением к жизни. Если мы откроем широко двери всему, что можно применять для стимуляции результатов, это убьет спорт. Альтернативы борьбе с допингом не существует. Всегда нужно помнить, что стимуляторы были созданы для лечения больных, тогда как использование таких медикаментов не по назначению сделает здоровых людей калеками. Конечно, легко со стороны советовать прекратить бороться с допингом, но мы не можем взять на себя такой ответственности.

- Почему вы отказываетесь от теста на ЭПО, используемого в велоспорте?
- Мы не можем принять такую практику проверок на ЭПО. Мы считаем ее неверным подходом к выявлению допинга. Это только толкает людей к новым манипуляциям с кровью, чтобы замаскировать применение ЭПО. И эта наша догадка подтверждается многочисленными тестами. В последнее время выявлено необычное выравнивание характеристик крови. Но мы на пути к более точному прямому методу обнаружения ЭПО. Нам это уже почти что удалось сделать. В Сиднее несколько анализов крови могли указывать на применение ЭПО в прошлом, и об этих случаях было доложено в соответствующие федерации. Да, там были подозрительные следы более раннего использования ЭПО, но они не подтверждались анализом крови.

Беседу вел
Николай Иванов


COPYRIGTH © Doping Center - STEROID.RU
DESIGN © WEBMAN Design
Запрещено любое копирование и публикация материалов данного сайта без письменного разрешения Doping Center - STEROID.RU