Легальные стероиды - это возможно!
О ЧЕМ РЕЧЬ
АНАБОЛИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА - КАК ОНИ ЕСТЬ
ПОДДЕЛКИ - FAKE
ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИН СПОРТИВНОГО ПИТАНИЯ
НАШИ ИНТЕРВЬЮ СО СПОРТСМЕНАМИ
ЮРИДИЧЕСКИЕ ЗАМОРОЧКИ
КНИГИ, СТАТЬИ
ФОТОГАЛЕРЕЯ ФЭНОВ STEROID.RU
ЦЕННЫЕ ССЫЛКИ
ФОРУМ, ГОСТЬБУКА


RB2 Network
RB2 Network

КНИГИ, СТАТЬИ, ДРУГАЯ ЛИТЕРАТУРА

КНИГИ

Рональд Клац

"ГОРМОН РОСТА"



Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Усиление мозга


Какой толк выглядеть молодым, иметь великолепное тело и юношеское половое влечение, если ваш разум слабеет? Вот где гормон роста может оказать свое максимальное воздействие, улучшая все то, о чем более всего беспокоятся люди, старея:
счастье, уровень энергии, сон, способность ясно мыслить и память. Некоторые люди даже начинают видеть и слышать лучше благодаря гормону роста. Но гормон роста способен на большее, нежели обращение вспять умственного и эмоционального упадка, сопровождающего старение; он может предупреждать или облегчать самые ужасные аспекты старения — разрушающие разум болезни Паркинсона и Альцгеймера.


ВОЗДЕЙСТВИЕ ГР НА МОЗГ

Хотя гормон роста вырабатывается в мозгу, ученые лишь очень недавно открыли, что он может оказывать сильное воздействие не только на тело, но и на сам мозг. Некоторые исследователи считают, что падение уровней гормона роста с возрастом может быть виновником возрастного уменьшения мозга и что назначение ГРЧ-терапии может возвращать мозгу его первоначальные размеры. Кроме того, гормон роста, по-видимому, защищает клетки мозга от травм и кислородного голодания, т. е. того, что происходит при инсульте. А выдающееся открытие шведского ученого Бенгтссона и его группы показывает, каким образом гормон роста может быть природным лекарством. Давайте рассмотрим каждую из психических функций, на которые воздействует гормон роста.


ГОРМОН РОСТА ВОССТАНАВЛИВАЕТ ОБЩЕЕ САМОЧУВСТВИЕ

Вы любите жизнь? Вы просыпаетесь утром с приятным чувством ожидания, что принесет вам новый день? У вас есть чувство расширения горизонтов, ощущение, что вы способны делать то, чего не могли раньше, затеять новое предприятие, изменить карьеру, совершить путешествие в незнакомые и экзотические места, продолжить образование? Ощущаете ли вы прилив энергии, энтузиазма и страсти, необходимый для того, чтобы прожить жизнь в полную силу? Если вы не отвечаете без раздумий и, безусловно, „да", тогда вспомните свою молодость. Раньше вы чувствовали себя так? Одним из общих аспектов старения является то, что происходит незаметное глазу уменьшение нашего наслаждения жизнью. Мы теряем упругость, способность быстро приходить в себя после каких-то неприятностей, которую имели, когда были детьми. Мы становимся более осторожными, менее готовыми пробовать что-то новое, будь то новая еда или новое знакомство. Нам кажется, что это отнимает слишком много энергии, много усилий. Нам проще сидеть дома по вечерам, зевать перед телевизором и подумывать над тем, как бы найти работу полегче или вообще уйти на пенсию.


МЫ САМИ НАКЛИКАЕМ НА СЕБЯ СТАРЕНИЕ

Перефразируя Декарта, можно сказать: „Я мыслю, что старею, следовательно, я старею". Отчасти причиной вашего старения является ваше настроение, ваша установка ума вроде „Я ничего не могу поделать. Я не могу быть таким же быстрым, умным, успешным, как когда-то". Я называю это самоидентификацией с моделью дегенеративной болезни и смерти. Вообразите себе сценарий: вы просыпаетесь однажды с болью в колене и, вместо того чтобы игнорировать ее или обходиться с нею так, как вы делали это в молодости, начинаете беспокоиться об артрите. Вы глядите на себя в зеркало, на свои морщины, свои седеющие и редеющие волосы и волнуетесь, что боль, может быть, так и не исчезнет до конца ваших дней. Вам больно, когда вы выполняете упражнения, поэтому вы бросаете физкультуру, а потом вообще стараетесь ходить пешком как можно меньше. Вы все больше сидите сиднем, все меньше занимаетесь делами. Когда вы ходите пешком, вы делаете это медленно, осторожно, по несколько шажков за раз. Вы начинаете пользоваться тростью, а потом и инвалидным креслом. Вы ожидаете, что с возрастом станете инвалидом, и так оно и случается на самом деле.

Гормон роста не только отращивает органы и восстанавливает функции организма, он оживляет разум, обращает вспять ожидания, настроения, взгляды, ассоциируемые со старением. Вы чувствуете себя более энергичным, сексуальным и привлекательным внешне, и вдруг появляется совершенно новая установка: „Я больше не старый". Примерно то же происходит с несчастными от своей внешности людьми после пластической операции. Психологический подъем, переживаемый ими, значительно превосходит действительные физические улучшения.

Но кроме психологического подъема при применении ГРЧ происходит, по-видимому, что-то еще. Это не просто новый взгляд на жизнь или возросшее ощущение благополучия, но нечто, не поддающееся измерению на психологической оценочной шкале. Вспомните Полин Мак-Нейр, которая вышла из депрессии и стала по-новому ценить жизнь. Сорокавосьмилетний авторитетный юрист Р. Т. начал принимать гормон роста год назад, когда почувствовал себя совершенно измо чаленным и задавленным депрессией. До начала программы терапии он ощущал себя под постоянным гнетом своей работы и требований со стороны семьи, с трудом разрываясь между тем и другим. Сегодня, говорит он, хотя его повседневная жизнь нисколько не изменилась, он чувствует себя прекрасно. „Мой день загружен как никогда в жизни, однако стресса я почти не испытываю. Настроение у меня теперь выше, чем когда бы то ни было. Когда я мою посуду, то насвистываю песенки и пританцовываю. Что-то явно происходит. Я как будто нахожусь под кайфом. Естественный кайф". Другие говорят о том, что заново начали карьеру. Доктор Ли-Беннер, который был уже на пенсии, начал читать лекции, писать статьи и снова заниматься медициной. Один из его пациентов, шестидесяти с лишним лет, знаменитый сценарист, тоже уже был готов уйти на покой. Но, принимая гормон роста, он написал четыре сценария за один год!

Слушая, как эти люди описывают свой опыт и свои переживания, нельзя не вспомнить фильм „Кокон". Это словно родиться в мире, где старения просто нет, где возможно все, даже бессмертие — другими словами, они чувствуют себя так, как чувствовали, когда были детьми. И единственное, чем можно объяснить такую трансформацию, — это изменение биохимии мозга, своего рода перекройка мозга.


„ЭФФЕКТ ЛАЗАРЯ"

Взрослые пациенты, страдавшие сильной гипофизарной недостаточностью и долгие годы лишенные гормона роста, вызывают в памяти другой фильм — „Пробуждение". Подобно жертвам вирусного энцефалита из этого фильма, многие страдающие дефицитом ГР люди десятилетиями находятся словно в заторможенном состоянии. „Глядя на этих пациентов, — говорит доктор Бенгтссон, — поражаешься, как горько они жалуются на вечную усталость, низкую жизнеспособность, низкую самооценку, социальную изоляцию, убогую сексуальную жизнь, болезненность. Среди них число инвалидов выше, чем в среднем по населению. Они действительно чувствуют себя паршиво".

Судя по психологическим тестам, у них гораздо больше проблем, чем в подобранных по возрасту контрольных группах, чаще встречаются случаи неврозов и депрессии. Однако за несколько недель ГР-заместительной терапии у этих пациентов повышается уровень энергии, поднимается настроение, улучшается память и способность к концентрации внимания. В некоторых случаях гормоны оживляют их с такой ошеломляющей силой, что Бенгтссон и его сотрудники придумали для этого специальный термин — „эффект Лазаря". Если они продолжают принимать гормон, говорит Бенгтссон, „их качество жизни все более повышается. Долгосрочные результаты, полученные нами в этом отношении, действительно впечатляют. Эффекты гормона сохраняются и усиливаются, и эти люди действительно становятся счастливее".

Об этом же свидетельствуют результаты исследований, проведенных в лондонской больнице св. Фомы Петером Сенксеном. До назначения терапии гормоном роста „самыми серьезными выявленными аномалиями были низкий уровень энергии, эмоциональная неустойчивость, плохое настроение и социальная изоляция". У более чем трети пациентов „были выявлены различные психиатрические нарушения, требующие лечения". К их числу относились беспокойство, депрессия, отсутствие самоконтроля и неадекватная эмоциональная реакция. Но через месяц после начала терапии многие из этих пациентов сообщили о повышении уровня энергии. Через шесть месяцев, уже после завершения лечения, анкетирование „подтвердило клинические данные об улучшении физиологического самочувствия, особенно в том, что касается энергии и настроения".

Хотя существуют некоторые физические обоснования столь стремительного преображения, как, например, увеличение содержания воды в организме (см. ниже), Бенгтссон полагает, что только этим нельзя объяснить такие поразительные психические и физиологические изменения. „Это вызвано не изменением структуры тела или улучшением работы сердца, — говорит он. — Должно существовать прямое воздействие гормона роста на мозг и его функцию".

Известно, что в различных частях мозга имеются рецепторы гормона роста. Но проблема в том, каким образом впрыснутый гормон роста добирается до этих рецепторов. Мозг защищен от различных субстанций, плавающих в кровеносной системе, густой сетью клеток, служащей барьером между кровью и мозгом, и казалось маловероятным, чтобы ГРЧ, крупный белок, составленный из 191 аминокислоты, мог проникнуть сквозь нее.

Единственное средство выяснить это — взять пункцию спинномозговой жидкости у нескольких пациентов и исследовать ее. Если бы в жидкости оказался гормон роста, это означало бы, что ГРЧ проник сквозь барьер. К своему огромному удивлению, ученые обнаружили, что после впрыскивания гормона роста под кожу ноги его количество в спинномозговой жидкости десятикратно увеличилось.

Они также обнаружили, что инъекции гормона роста изменили концентрацию некоторых нейротрансмиттеров (химических посыльных мозга). Повысился уровень В-эндорфина, а уровень допамина понизился. В-эндорфин называют собственным морфином мозга; он отвечает за ощущение „кайфа", которое приходит после интенсивных физических упражнений. Допамин способен вызывать чувство возбуждения. Те же эффекты — увеличение В-эндорфина и снижение допамина — наблюдались у пациентов, которых лечили антидепрессантами. Другими словами, создается впечатление, что замещение гормона роста оказывает на человеческий мозг антидепрессивное воздействие. „Теперь мы имеем физиологическое обоснование тех изменений в качестве жизни, которое наблюдаем у этих пациентов", — говорит Бенгтссон.

Взаимоотношения между гормоном роста и хорошим самочувствием очень глубоки. Существует феномен, известный как психосоциальная недостаточность роста, когда дети, находящиеся в угнетенном эмоциональном состоянии, плохо растут. У этих детей действительно понижен уровень гормона роста. Другими словами, любовь, забота, ласка, поддержка — все то, что создает хорошее самочувствие у детей,— могут стимулировать нормальный уровень гормона роста, в то время как отсутствие этих составляющих счастья может в буквальном смысле задерживать их рост.)

По словам жены одного из пациентов доктора Уллиса, гормон роста оказался более эффективным средством снятия депрессии у ее мужа, чем прозак (лекарство). Если гормон роста оказывает естественное антидепрессивное воздействие на мозг, это может быть важной причиной того, почему мы так оптимистичны и неунывающи в молодости. Со снижением активности гормона роста в зрелые годы мы теряем не только мышечные, костные ткани, тимус, воду и деление клеток, мы теряем радость жизни. Но программа стимуляции гормона роста позволяет нам все это вернуть назад.


ГОРМОН РОСТА ПОВЫШАЕТ ЭНЕРГИЮ

Один из первых благотворных эффектов гормона роста на принимающих его людей, проявляющийся уже в первые дни терапии, — это огромный прилив энергии. Для некоторых это означает полное воскрешение, как говорит Бенгтссон. Эффект особенно выражен у людей, которые с самого начала имеют очень низкий уровень энергии и легко устают. Работая с пациентами, страдающими дефицитом гормона роста, Бенгтссон обнаружил, что распространенной их жалобой является усталость. „Усталость снижает работоспособность, влияет на их профессиональную карьеру и омрачает досуг", — пишет он в статье, озаглавленной „Долгосрочные последствия терапии гормоном роста". Исследователи в лондонской больнице св. Фомы тоже обнаружили, что гормон роста оказал глубокое воздействие, повышая уровень энергии и улучшая самочувствие.

Кроме антидепрессивного действия гормон роста оказывает незамедлительный эффект в отношении содержания воды в организме. Обезвоживание, связанное со снижением уровня гормона роста, не только иссушает кожу, но и снижает уровень энергии. Подобно поливке завядшего растения, введение гормона роста снабжает ткани организма водой и приободряет пациента. Кроме того, гормон роста может повышать энергию и жизненные силы, ускоряя клеточный обмен веществ, т. е. позволяя клеткам выполнять всю свою работу на повышенной передаче, свойственной молодому организму.

Врачи, применяющие гормон роста в своей практике, находят его очень эффективным в лечении синдрома хронической усталости. В одном случае, описанном доктором Уллисом, пациент имел высокую концентрацию вируса Эпштейна-Барра, который связан с этим синдромом, и гипофункцию зобной железы. Благодаря замещению гормона роста у него значительно повысился уровень энергии, и теперь он способен заниматься тяжелой атлетикой и другими физическими упражнениями.


ГОРМОН РОСТА СНИМАЕТ СТРЕСС

Тьерри Эртог, доктор медицины, специалист по гормональной недостаточности, называет гормон роста „гормоном чемпиона". По его словам, он особенно хорош для снятия беспокойства, так часто сопровождающего старение. Молодые люди обладают большей способностью легко переживать жизненные невзгоды, но у стариков сопротивляемость к стрессу ниже. „Излишнее беспокойство или гиперэмоциональность — верный признак дефицита ГР, — говорит он. — Андрогены помогают успокоиться, но ничто в этом плане не сравнится с ГР. Из всех гормонов, с которыми я работаю, гормон роста расслабляет человека в наибольшей степени".

Эртог сам принимает гормон роста, и сам ощущает его воздействие на себе. „В прошлом году я оказывался в трудных ситуациях, но не испытывал обычного в таких случаях стресса вроде бессонницы, беспокойного хождения из угла в угол среди ночи, утреннего ощущения, словно ты не спал вовсе. Все это исчезло. Я знаю, что это не плацебо, потому что, когда я перестал принимать гормон, все эти стрессовые ощущения вернулись".

Но гормон роста не ограничивается эффектами транквилизатора. Он не только расслабляет, но и улучшает фокусировку внимания и концентрацию, повышает самооценку и уверенность в себе. „Дети, страдающие дефицитом гормона роста, имеют низкую самооценку, необщительны и имеют задержки в развитии речи. Но с гормоном роста все эти симптомы улучшаются, — подчеркивает Эртог. — Вы можете видеть самый корень проблемы и найти решение. Я руковожу многими организациями, но не испытываю стресса в связи с этим. Я нахожу новые решения, новые творческие силы. Гормон роста придает человеку царственное спокойствие, которое делает его активным, а не пассивным. Вы действуете без страха".


ГОРМОН РОСТА ВОССТАНАВЛИВАЕТ ГЛУБОКИЙ СОН

Выделение гормона роста происходит преимущественно во время сна; и падение, и подъем его производства следуют за изменениями стадий сна. Крупный всплеск секреции ГР происходит вскоре после того, как мы засыпаем. Он достигает наивысшей точки в период глубочайшего медленного сна и минимума в период быстрого сна (период сновидений). Стивен Харви пишет в книге „Гормон роста": „Нормальный режим сна, в частности поддержание быстрого сна (сновидений) и медленного (глубокого) сна, может, таким образом, зависеть от ГР, который секретируется, когда мы засыпаем". Бессонница приводит к понижению производства гормона роста, и этим объясняется, почему мы чувствуем себя такими несчастными после хотя бы одной бессонной ночи. Люди с сильным дефицитом гормона роста имеют аномальный режим сна; они часто спят больше среднего, но периоды медленного сна у них короче. Терапия гормоном роста восстанавливает нормальный сон у пациентов с гипофизарной недостаточностью.

С возрастом происходит сходное нарушение режима сна. Согласно исследовательнице из Чикагского университета Ив Ван Котер, „в старости происходит значительное сокращение продолжительности глубокого сна". Старые люди видят меньше снов, чаще просыпаются среди ночи, после чего им труднее снова уснуть. Хотя существует распространенная медицинская мудрость, что, когда вы стареете, вам нужно меньше сна, многие пожилые люди жалуются, что они просыпаются с чувством усталости. Это неудивительно, если учесть плохое качество их сна.

При замещении гормона роста пациенты сообщают о значительном улучшении сна и ощущении хорошо отдохнувшего тела. Одна женщина, принимавшая гормон в течение месяца, говорит, что впервые за много лет смогла проспать всю ночь напролет. Другие, к своему удовольствию, открывают, что на самом деле им нужно меньше сна. Один мужчина на шестом десятке говорит, что начал просыпаться, проспав всего три-четыре часа. „Поначалу я пытался снова уснуть. Но потом я обнаружил, что достаточно заряжаюсь за эти часы и больше спать мне не нужно. Теперь я просто поднимаюсь и наслаждаюсь дополнительным временем активной жизни. И с каждым днем я чувствую себя все лучше".

Ван Котер хотела бы вывернуть эту ситуацию наизнанку и выяснить, не может ли улучшение медленного сна стимулировать производство гормона роста. „Если вам удается восстановить глубокий сон, — говорит она, — вы воспроизводите естественную физиологическую картину производства гормона".


УЛУЧШЕНИЕ ЗРЕНИЯ

Изменение зрения— один из самых надежных индикаторов возраста. Когда человек держит газету на расстоянии вытянутой руки или носит бифокальные очки, можно биться об заклад, что ему больше сорока. Дальнозоркость вызывается утратой эластичности глазных хрусталиков, которая начинается в тридцать лет, но значительно усиливается после сорока. Оборотная сторона медали, острота зрения, или способность видеть крошечные буквы внизу проверочной таблицы, тоже теряется, хоть и не так быстро, начиная примерно с сорока пяти лет. К восьмидесяти годам дальнее зрение составляет примерно треть от уровня, который вы имели в молодости. Другая проблема состоит в том, что до сетчатки доходит меньше света, отчего труднее становится читать меню в полутемных ресторанах или водить машину в темное время суток. Достигнув средних лет, многие люди обнаруживают, что, выключив в спальне свет, натыкаются на предметы, так как адаптация глаз к темноте резко ухудшается. Одновременно пожилые люди временно слепнут, когда из полумрака попадают на солнечный свет, так как адаптация к свету тоже ослабевает.

Одним из величайших сюрпризов для людей, принимающих гормон роста, становится улучшение зрения. Некоторые, как Ховард Терни, обнаруживают, что ближнее зрение улучшается у них до такой степени, что им больше не нужны очки для чтения. Другие сообщают о лучшей фокусировке зрения, словно они, подобно телевизору, подверглись тонкой настройке.

Аллан Алшир, радиолог, оказался одним из тех, у кого улучшилось и ближнее, и дальнее зрение. Хотя он по-прежнему вынужден носить очки, рецепт на линзы ему не переписывали уже три года, с тех самых пор как он начал принимать гормон роста. В некоторые дни зрение лучше, чем в другие, говорит он, особенно во время отпуска и выходных, когда не давит стресс. Двумя наиболее заметными эффектами, говорит он, являются цветовое зрение и адаптация к темноте.

„Цвета я вижу изумительно ярко, — говорит он. — Мы едем по ночному Далласу, и я прошу жену остановиться у обочины. Мне хочется любоваться красками. Даже в шестнадцать лет такого не было, — говорит он мечтательно. — Никогда не было, пока я не начал принимать гормон роста".

Другое большое улучшение он связывает (в буквальном смысле) со своим ночным зрением. „Я встаю ночью, включаю свет, потом выключаю, и мои глаза мгновенно адаптируются. Я могу видеть в темноте. Я говорил об этом со своим офтальмологом, и он сказал, что замедленная адаптация к темноте — прямой признак старения. — Будучи консультантом по противодействию старению, Алшир прекрасно знал об этом. — Время адаптации к темноте следует называть одним из биологических эффектов процесса старения, наряду с появлением морщин, ослабеванием памяти и замедлением реакции".

Хотя механизм улучшения зрения неизвестен, Алшир предполагает, что это связано с повышением делимости клеток благодаря воздействию ГР. Таким образом, гормон мог бы оказывать позитивное метаболическое воздействие на колбочки сетчатки, которые управляют цветовым зрением, и палочки, которые контролируют черно-белое зрение. „Вероятно, это как-то связано и с теми, и с другими", — рассуждает он.

Есть некоторые указания на то, что гормон роста может восстанавливать повреждения глаз. Полин Мак-Нейр обнаружила, что темное пятно в поле зрения ее глаза исчезло после лечения (см. главу 6). Кроме того, вроде бы восстановилось зрение, по крайней мере у одного пациента. Речь в данном случае шла о появлении пятен на роговице, которое является важной причиной слепоты. Этот человек перечитал все, что мог, о своем заболевании и консультировался с множеством офтальмологов, которые говорили, что с этим ничего нельзя поделать. Наконец один глазной врач предложил ему найти врача, который практикует терапию гормоном роста. Когда пациент только начинал программу терапии, зрение поврежденного глаза составляло 20/200; через два месяца лечения оно почти достигло нормы — 20/40.


ГОРМОН РОСТА УЛУЧШАЕТ. УМСТВЕННЫЕ СПОСОБНОСТИ И ПАМЯТЬ

Беседуют двое мужчин: одному около двадцати лет, другому около шестидесяти.

Молодой человек: Вы заметили разницу между тем, как вы мыслите сейчас, и тем, как вы мыслили, когда были моложе?

Пожилой человек: С тех пор я стал более заинтересованным.

Молодой человек: Чудесно. Вы имеете в виду, что вы стали более сознательным?

Пожилой человек: Нет, я имею в виду, что всякий раз, когда я захожу на кухню, мне интересно, зачем я сюда пришел.

Знакомо? Падение уровня гормона роста, начинающееся на четвертом-пятом десятке лет жизни, может быть причиной того, что наш разум, как и наш мышечный тонус, притупляется с возрастом. Мы забываем имена, теряем ход своих мыслей, нам нужно, больше времени, чтобы выбрать правильный ответ, даже если мы вполне здоровы. Если вы хотите убедиться, насколько быстро ослабевает краткосрочная память, попробуйте сыграть в карточную игру, называемую „Концентрация", со школьником. (Пятьдесят две карты раскладываются рядами рубашкой вверх. Игроки по очереди открывают любые две карты. Если получилась пара, тот же игрок делает очередной ход. Игрок, у которого пара не получилась, опять переворачивает карты и старается запомнить их расположение. Победителем объявляется тот, кто открыл больше пар.) Скорее всего, вы проиграете.

„После 40 или 50 лет нет ничего необычного в том, что вы начинаете понемногу забывать некоторые эпизоды, — говорит Ли-Беннер. — Я знаю многих людей, которые записывают, куда им нужно ехать, на бумажку и приклеивают ее на приборный щиток машины, чтобы не забыть, куда они едут". По словам известного геронтолога, доктора философии, Леонарда Хейфлика, вероятно, существует связь между вашим возрастом и количеством памятных записок, которые вы пишете себе.

Упадок гормона роста, по мнению Яна Беренда Дейена и команды голландских ученых из больницы Свободного университета в Амстердаме, может быть особенно вреден для памяти и умственных способностей. В ходе эксперимента с пациентами-мужчинами, у которых недоставало нескольких гипофизарных гормонов, включая ГР, или одного только ГР, они обнаружили, что гормон роста напрямую связан с ухудшением портретной памяти (способности обрабатывать вспышку информации), краткосрочной памяти, долгосрочной памяти и перцепционно моторных навыков, таких как координация рука-глаз. Гормон роста явно связан с познавательной дисфункцией, поскольку, чем ниже уровень ИФР-1, указывающего на производство гормона роста, тем ниже коэффициент интеллекта (IQ) пациента и уровень образования. Большинство из этих пациентов, подчеркивают исследователи, страдают дефицитом гормона роста с рождения. Это может означать, что недостаток ГР в детстве препятствует полному развитию мозга. В таких случаях, полагают исследователи, замещение ГР может и не помочь решению умственных проблем. Но если умственные проблемы вызываются неправильным метаболизмом мозговых клеток в результате дефицита ГР, тогда замещение гормона роста могло бы улучшать обмен веществ и развивать память, концентрацию и умственные способности, говорят они.

„Мы только начинаем постигать важную роль гормона роста в умственных способностях, памяти и функции мозга", — говорит Бенгтссон. Его собственное и другие исследования показывают, что замещение гормона роста у страдающих дефицитом ГР взрослых улучшает умственные способности и память. Замечательные эффекты наблюдаются и у детей. У детей с дефицитом гормона роста, которые начали ГР-терапию до достижения пяти лет, увеличивается размер головы, повышается коэффициент интеллекта, они лучше успевают в школе.

Пациенты, получающие гормон роста, становятся более понятливыми, менее забывчивыми, более внимательными. Некоторые из них вновь обнаруживают в себе находчивость и остроумие молодых и значительно сократившееся время реакции. Р. Т., сорокавосьмилетний юрист, недавно проверял свои рефлексы, соревнуясь с женщиной и двумя мужчинами, которым было немногим более двадцати лет. Тест включал стандартную меру измерения старения — ловлю пальцами падающей линейки (см. главу 13). „Мы делали это много раз, — говорит он, — и я дважды опередил этих молодых людей". Всплеск активности мозга тоже, вероятно, способствовал тому, что Бедфорд Кинг в возрасте семидесяти четырех лет затеял новое дело в незнакомой для себя области сферы услуг (см. главу 6).


БОЛЬШЕ ХОРОШИХ МОЗГОВ?

Нет сомнения в том, что гормон роста играет важную роль в формировании мозга новорожденных — детей и животных, — стимулируя рост нейронов, пересылающих сообщения клеток нервной системы, и глиальных клеток, помогающих нейронам, и увеличивая размеры мозга и черепа. В экспериментах с крысами было обнаружено, что гормон роста способствует росту клеток миелиновых оболочек, покрывающих центральную нервную систему. (Именно разрушение миелиновых оболочек вызывает симптомы рассеянного склероза.) Он также ускоряет синтез РНК в мозговых клетках, выращенных в лаборатории. Но остается вопрос, может ли ГР воздействовать на вполне сформировавшийся мозг взрослого человека? По-видимому, ответ положительный, и здесь тоже ГР может стимулировать деление, восстановление и омоложение клеток.


ОБРАЩЕНИЕ ВСПЯТЬ УМЕНЬШЕНИЯ МОЗГА

Гормон роста фактически способен отращивать мозг, как он отращивает другие органы тела. Дело в том, что с возрастом мозг сжимается. Он достигает максимума в двадцатилетнем возрасте и весит тогда около 1,4 кг. Затем он начинает уменьшаться и к девяноста годам весит на 10 процентов меньше своего максимального веса. Существуют споры насчет того, почему он уменьшается. Некоторые геронтологи выдвигают такой аргумент, что человек теряет примерно 50-100 тысяч мозговых клеток ежедневно. Но, согласно неврологу Роберту Терри из Калифорнийского университета в Сан-Диего, эти клетки не отмирают, а просто сжимаются. Теряются, говорит он, на самом деле дендритовые соединения клеток, древовидные отростки нервных клеток, которые тянутся во все стороны и которыми они цепляются за другие нервные клетки. Мозг не может создавать новые нейроны в отличие от кожи, крови или органов, клетки которых постоянно обновляются. Но при стимуляции гормоном роста у нейронов могут вновь отрастать древовидные соединения. Могут возрождаться и другие клетки, например глиальные, питающие нейроны.

В классической серии экспериментов Мариан Дайамонд, доктор философии, профессор анатомии Калифорнийского университета в Беркли, показала, что помещение старых крыс в обогащенную среду — клетки, оснащенные лесенками, колесиками, ремнями и другими игрушками для грызунов, — вызвало отрастание у них новых дендритов. Фактически ей удалось омолодить мозг старых крыс, увеличив рост коры на 5 процентов.

Своими экспериментами Дайамонд перевернула бытовавшие до тех пор убеждения, что по достижении зрелого возраста мозг больше не растет. Но те же факторы роста, что затягивают и заживляют раны, отращивают новую кожу, коллаген, мышцы, кровь и другие ткани, воздействуют также на рост периферийных нервов и дендритов. Старые крысы, которым инъектировали фактор роста нервов, научились плавать по лабиринту в воде, в то время как крысы, не получавшие лечения, на это не были способны. Возможно, гормон роста стимулирует факторы роста в мозге, способствуя отрастанию новых древовидных соединений и регенерации мозговых клеток.


ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ СТАРЕНИЯ И БОЛЕЗНЕЙ МОЗГА

Одним из наиболее волнующих направлений использования гормона роста или ИФР-1 может быть предупреждение и лечение эффектов старения мозга. В одном эксперименте, который может иметь исключительно важное значение для лечения травм мозга, инсульта, старения и нейродегенератив-ной болезни, команда новозеландских ученых показала, что ИФР-1 может останавливать отмирание клеток мозга. Барбара Джонстон, Питер Глюкман и их коллеги по Оклендскому университету обнаружили, что инъекции ИФР-1, введенные через два часа после травмы мозга у неродившихся ягнят, спасают поврежденные нейроны, а также клетки, которые должны были погибнуть в результате апоптоза, запрограммированной клеточной смерти, которая, как считается, вызывает потерю мозговых клеток в течение трех дней после травмы. Терапия эффективно останавливала смерть клеток по всему мозгу, включая кору и гиппокамп, зоны, связанные соответственно с мышлением и памятью, и подкорковые узлы, при поражении которых у людей развивается болезнь Паркинсона. Замещение ИФР-1 также уменьшило вероятность припадков у животных с повреждением мозга.

В настоящее время существует множество методов лечения повреждения мозга, таких, например, как уничтожение свободных радикалов, которые могут предотвращать гибель нейронов, но только когда назначаются до самого повреждения. Это лишает их практичности в реальных жизненных ситуациях. Многие из этих агентов также имеют токсичные побочные эффекты. ИФР-1 — единственное средство лечения, способное действовать после травмы и не имеющее побочных эффектов. Пока что его приходится инъектировать непосредственно в мозг, но еще не опубликованные эксперименты показывают, что его можно вводить в спинномозговую жидкость, откуда он попадает в головной мозг.

Новозеландские исследователи полагают, что ИФР-1 может противодействовать эффектам гипоксии (недостатка кислорода) во время родов, от которой у ребенка может развиться перманентное повреждение мозга. Но если ИФР-1 или гормон роста могут останавливать апоптоз, запрограммированную смерть клеток, это открывает перед нами мир невиданных возможностей. Запрограммированная смерть клеток после инфаркта оставляет после себя участок мертвой ткани, который уже никогда не будет функционировать. Запрограммированная смерть клеток мозга после инсульта может навсегда лишить человека возможности ходить, пользоваться руками, разговаривать или ясно мыслить. Запрограммированная смерть клеток при старении может затруднять концентрацию внимания, замедлять реакцию, человеку становится трудно запоминать имена, факты, что он делал вчера. Запрограммированная смерть клеток в подкорковых узлах мозга может вызывать болезнь Паркинсона. Она может также играть свою роль в развитии других нейродегенеративных заболеваний, включая рассеянный склероз, мышечную дистрофию, амиотрофический латеральный склероз (болезнь Лу Герига) и болезнь Альцгеймера. С помощью ИФР-1 или гормона роста мы впервые можем получить в свои руки оружие против самой смерти, по крайней мере, на клеточном уровне.

Поддерживая юношеский уровень гормона роста при старении, мы можем остановить снижение уровня нейронов и сохранять мозг молодым и функционирующим на протяжении всей жизни. Касс Терри, профессор неврологии в Висконсинском медицинском колледже, считает, что гормон роста может оказывать такой же благотворный эффект на мозг пожилых людей, как и на их сердце. „Когда вы стареете, ваша память начинает ухудшаться. Мы встречаем таких пациентов в нашей клинической практике постоянно, и речь не идет о слабоумии. Они достаточно умны, чтобы понимать, что они уже не так хороши, как были когда-то".

Терри планирует исследовать способность гормона роста замедлять или обращать вспять это возрастное ослабление памяти. „Если потеря памяти, возникающая с возрастом, вызывается недостатком нейронов, тогда этот процесс теоретически можно замедлить применением гормона роста, — говорит Терри. — Он может также оказаться полезен при неврологических нарушениях, связанных со старением". В качестве примера он упоминает болезнь Паркинсона, которая вызывается потерей содержащих допамин клеток мозга. „Люди, у которых развивается болезнь Паркинсона, — говорит он, — вероятно, имеют пониженный запас допамин-содержащих клеток, так что болезнь рано или поздно поражает каждого из них. Возможно, гормон роста может замедлить и этот процесс".


МОЖЕТ ЛИ ГРЧ ЛЕЧИТЬ НЕЙРОДЕГЕНЕРАТИВНЫЕ БОЛЕЗНИ?

Сэм Баксас, доктор медицины, директор швейцарской клиники, двадцать два года лечил пациентов с болезнями Паркинсона, Лу Герига, Альцгеймера и другими дегенеративными мышечными и нервными заболеваниями инъекциями клеточных экстрактов и факторов роста, взятых у нерожденных телят и ягнят. Семь лет назад он добавил к лечебному режиму для людей с дефицитом ГР замещение гормона роста. „Эта комбинация оказалась поразительно эффективной. Мы излечиваем практически все: болезнь сердца, синдром хронической усталости, рассеянный склероз, мышечную атрофию, болезнь Лу Герига (амиотрофический латеральный склероз), болезнь Паркинсона, красную волчанку, все аутоиммунные заболевания, развивающиеся с ослабеванием иммунной системы. Мы добиваемся больших успехов в лечении больных СПИДом. Мы излечиваем их".

Баксас убежден, что эффективность гормона роста и клеточной терапии связана с омоложением клеток тела и мозга. Он называет эти методы лечения „антитанатопсисом" („антисмерть", по-гречески). „Гормон роста и клеточная терапия останавливают старение клеток, — говорит он. — Если в чашку Петри поместить клетки, которые перестали делиться, и добавить туда клеточные экстракты или гормон роста, то клетки начинают делиться снова. С помощью гормона роста и клеточной терапии мы можем замедлять и даже останавливать процесс старения, а также немного обращать его вспять".

Ко времени написания этой книги еще не было надежных исследований использования гормона роста или ИФР-1 в лечении нейродегенеративных болезней. Но есть интригующие признаки того, что Баксас и некоторые другие, кто заявляет о достижении позитивных результатов, находятся на верном пути. Было показано, что ИФР-1 регенерирует нервную ткань, поврежденную травмой или болезнью. В исследованиях с использованием культивированных клеток и в экспериментах на животных он восстанавливал периферийные нервы, иннервирующие руки и ноги, а также нервы позвоночника и центральной нервной системы. Это делает гормон роста кандидатом на лечение таких дегенеративных болезней, как амиотрофический латеральный склероз. Факторы роста нервов, стимулируемые ГР, останавливали прогресс этой болезни у мышей (подробнее об ИФР-1 и нервных факторах роста см. в главе 21). Гормон роста обнаружен в мозговых клетках, которые контролируют двигательную активность, и ГР-терапия нормализует ухудшение моторной функции у карликовых мышей. Это наводит на мысль, что гормон роста может быть полезен при лечении пациентов с болезнью Паркинсона.

Луис Карлос Агиллар и Хосе Канту из Исследовательского института регенерации клеток в Гвадалахаре сообщили о трех пациентах с болезнью Паркинсона, которых лечили внутримышечными инъекциями нервного фактора роста и других факторов роста. Сорокалетний пациент избавился от неконтролируемых движений, у шестидесятилетнего наблюдались значительные, а у семидесятишестилетнего некоторые улучшения. Гормон роста оказывает содействие двигательной функции и через стимуляцию роста миелиновой оболочки нервных клеток, что делает его потенциальным средством лечения рассеянного склероза. При болезни Альцгеймера происходит значительная потеря нейтротрансмиттеров, особенно ацетилхолина и норадреналина, которые стимулируют гормон роста. Многие исследователи предполагают, что ГР может быть полезен при лечении этой болезни. Эртог считает, что при болезни Альцгеймера может помочь мультигормональное замещение, включая гормон роста. Когда мы достигаем девяностолетнего возраста, наш мозг усыхает до размера, какой у нас был в три года, говорит он. Он считает, что гормон роста восстанавливает более естественную форму и метаболизм мозга, добавляя в ткани воду и удаляя жир. При болезни Альцгеймера мозг тоже уменьшается, говорит он, что можно увидеть при магнитно-резонансном сканировании. Теперь он лечит нескольких пациентов с болезнью Альцгеймера замещением гормонов, включая гормон роста, и планирует отслеживать успешность их лечения с помощью магнитно-резонансного сканирования.


ЛЕЧЕНИЕ БЕЗНАДЕЖНЫХ ПАЦИЕНТОВ

Вот женщина 71 года на поздней стадии болезни Альцгеймера, печальная, отстраненная, растерянная, не способная вспомнить, куда она идет, какой сегодня день недели, как зовут ее сестру. А вот она через шесть месяцев лечения — веселая, способная позаботиться о себе, заново выучиться выполнять свои прежние и новые дела.

Пациенты с болезнью Альцгеймера, которые ходят медленными шаркающими шагами и не способны поднять ногу, которым трудно повернуться, после одной инъекции бегают и прыгают. Гордон Купер, знаменитый астронавт, ныне страдающий этой болезнью, заснят на пленку в тот момент, когда он бегает, поднимает колени и выполняет наклоны, касаясь руками пола и почти не подгибая колени, таким образом, демонстрируя избавление от симптомов тоже после одного укола.

Это пациенты доктора медицины Чаовани Арунсакул из диагностического и лечебного центра болезней Альцгеймера и Паркинсона в пригороде Чикаго. Доктор Арунсакул владеет семью американскими, канадскими и австралийскими патентами по диагностике и лечению таких нейродегенеративных болезней, как болезни Альцгеймера и Паркинсона, старческое слабоумие, и старческой дегенерации у людей с симптомами дефицита гормона роста. Ее метод лечения предполагает замещение таких гормонов, как эстроген, тестостерон и хорионический гонадотропин, гормон, вырабатываемый плацентой во время беременности и идентичный по своей функции с мужскими и женскими половыми гормонами. В поздних стадиях болезни она применяет и гормон роста человека.

Поскольку она не проводила клинических испытаний и не публиковала своих открытий, мы не можем оценить ценность ее методов лечения. Ее рекламные видеоролики выглядят как импровизированные интервью с пациентами и членами их семей. Судя по видеозаписи, посвященной женщине с болезнью Альцгеймера, оценка ее состояния включала в себя рейтинговую шкалу SCAG, разработанную специально для оценки психосоциального состояния пожилых людей. Чем выше рейтинг — тем хуже состояние. В феврале 1985 года при первом обращении к доктору Арунсакул эта женщина имела 12 очков по статье раздражительность, 21 — по депрессии, 27 - - по умственной дисфункции и 15 — по эмоциональной и социальной отрешенности; суммарный рейтинг 75 указывал на высокую степень инвалидности. Через шесть месяцев лечения ее рейтинг составлял соответственно 7, 11, 11 и 7, в сумме— 36. Ее сознание было еще несколько спутанным, но она улыбалась и вообще выглядела лучше. К январю 1986 года ее рейтинг был 0, 3, 5 и 0, всего 8 — невероятное улучшение для болезни, которая практически неизбежно приводит человека к растительному существованию и смерти.

Доктор Арунсакул утверждает, что у нее много таких случаев. В своих патентных заявках она пишет, что ее методы лечения обращали вспять дегенеративную природу болезней и, устраняя многие симптомы, позволяли пациентам, страдавшим от этих болезней, жить более нормальной и продуктивной жизнью. При продолжении терапии, пишет она, „не было обнаружено никакого снижения эффективности лечения,, никаких серьезных противопоказаний или побочных эффектов".

Согласно Арунсакул, гормональное замещение обращает вспять клеточную атрофию и клеточные нарушения, которые и приводят к этим болезням. При разных заболеваниях поражаются разные участки мозга. Например, при болезни Паркинсона это базальные узлы, где расположены содержащие допамин клетки, в то время как при болезни Альцгеймера поражается главным образом кора, которая содержит клетки, необходимые для памяти. Хотя клеточная атрофия с возрастом имеет место и в здоровом мозге, при этих заболеваниях по еще не вполне понятным причинам она ускоряется. Но, подчеркивает Арунсакул, сам факт того, что клетки атрофируются, означает разрушение ферментов, которые являются частью белкового механизма клеток — наряду с ДНК и РНК. Замещение гормонов роста и половых гормонов, которые также стимулируют гормон роста, вновь запускает белковый механизм и наполняет новой жизнью нервные клетки и синаптические связи между ними, говорит она. Другая теория работоспособности ее терапии основывается на идее, что метаболизм клеток мозга с возрастом замедляется. Это способствует накоплению в мозговых клетках амилоидных отложений. Амилоид — это аномальный белок, который в большом количестве обнаруживается в мозге жертв болезни Альцгеймера. По этой теории ускорение обмена веществ в клетках мозга предотвращает аккумуляцию амилоида.


МОЖЕТ ЛИ ЗАМЕЩЕНИЕ ЭСТРОГЕНА ОСТАНОВИТЬ БОЛЕЗНЬ АЛЬЦГЕЙМЕРА?

Два долгосрочных исследования, которые проводились в Южнокалифорнийском университете, показывают, что терапия Арунсакул действительно чем-то обоснована. В первом исследовании Виктор Хендерсон и его сотрудники обнаружили, что только 7 процентов из группы 143 женщин с болезнью Альцгеймера получали эстроген-заместительную терапию, в то время как в контрольной группе, состоящей из 92 женщин соответствующего возраста, постклимактерическое замещение эстрогена получали 18 процентов. Второе исследование, в котором наблюдались почти 9 тысяч женщин, живущих в „Праздном мире" — общине пенсионеров на юге Калифорнии, обнаружило 30-40-процентное снижение риска развития болезни Альцгеймера у женщин, получавших замещение эстрогена, по сравнению с теми, кто эстроген не принимал. В интервью газете „Чикаго трибун" Хендерсон сказал: „Я не хочу переоценивать эти результаты. Мы пока считаем их предварительными. Но они указывают на то, что замещение эстрогена может быть полезным в предотвращении или отсрочке наступления слабоумия у пожилых женщин". Оно может быть также благотворным для уже заболевших женщин. Хендерсон и его коллеги обнаружили, что женщины, страдающие болезнью Альцгеймера и получающие эстроген, тест на ментальную функцию проходят лучше, чем женщины с этой болезнью, не принимающие эстрогена. Кроме того, еще два небольших клинических исследования обнаружили, что воздействие эстрогена благотворно при лечении болезни Альцгеймера.

Может оказаться, что программа гормонального замещения с участием гормона роста, агонистов ГР и других гормонов, уровень которых снижается с возрастом, не только защищает наш мозг и тело, когда мы стареем, но также предотвращает, задерживает или обращает вспять многие самые ужасные аспекты старения — нейродегенеративные болезни, которые губят нашу память, нашу личность, саму нашу идентичность как человеческих существ.

В первой части этой книги мы снабдили вас научной информацией, которая отвечает на вопрос, почему гормон роста является гормоном молодости. В следующем разделе мы снабдим вас инструментами, необходимыми вам для разработки собственной программы повышения уровня гормона роста.


COPYRIGHT © Doping Center - STEROID.RU
DESIGN © WEBMAN Design
Запрещено любое копирование и публикация материалов данного сайта без письменного разрешения Doping Center - STEROID.RU