Легальные стероиды - это возможно!
О ЧЕМ РЕЧЬ
АНАБОЛИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА - КАК ОНИ ЕСТЬ
ПОДДЕЛКИ - FAKE
ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИН СПОРТИВНОГО ПИТАНИЯ
НАШИ ИНТЕРВЬЮ СО СПОРТСМЕНАМИ
ЮРИДИЧЕСКИЕ ЗАМОРОЧКИ
КНИГИ, СТАТЬИ
ФОТОГАЛЕРЕЯ ФЭНОВ STEROID.RU
ЦЕННЫЕ ССЫЛКИ
ФОРУМ, ГОСТЬБУКА


RB2 Network
RB2 Network

КНИГИ, СТАТЬИ, ДРУГАЯ ЛИТЕРАТУРА

КНИГИ

Рональд Клац

"ГОРМОН РОСТА"



Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

История гормона роста

Американцы любят все большое - большие машины, большие дома, крупных людей. Их идолы - атлеты огромных размеров, здоровенные футболисты, мускулистые гиганты-баскетболисты. В брачных объявлениях "высокий"- самый желательный физический атрибут для мужчины. Рост человека отождествляется с его лидерством, идет ли речь о главе корпорации или о президенте Соединенных Штатов. Песня "Маленьким людям нет смысла жить", отражающая наши скрытые предрассудки по поводу роста, стремительно взлетела на самый верх списков шлягеров.

Поэтому поначалу казалось, что гормон роста должен бы стать чудесным решением проблем детей, чьи организмы вырабатывают слишком мало этого гормона. Без лечения они были обречены стать людьми ниже нормального роста или даже карликами. Но история развития гормона роста как лекарства была далеко не простой. Она пережила триумфы и трагедии, величайшие взлеты и глубочайшие падения.


ТРУПНАЯ КАТАСТРОФА

Хотя гормон роста был открыт в 20-х годах, только в 1958 году эндокринолог-пионер из Новоанглийского медицинского центра в Бостоне Морис Рабен впервые ввел его ребенку, который не рос из-за того, что его тело вообще не производило этого гормона. Это помогло. Ребенок начал расти. Вскоре этому примеру последовали другие врачи, и лечение страдающих недостаточностью гормона роста подростков стало реальностью.

Существовал только один-единственный источник получения гормона роста человека - мозг трупов. Для получения нескольких крошечных капель гормона, которые можно было бы инъецировать ребенку, требовались мозги тысяч мертвецов. Большей частью эти мозги поступали из Африки и сгружались на фабриках производителей лекарств, где гормон извлекался из гипофиза. Поскольку гормон разрушается при нагревании, на фармацевтических заводах его пастеризовали. Но к 80-м годам, когда уже тысячи детей получали лечение этим гормоном на протяжении нескольких лет, стало ясно, что препарат, который обещал им нормальную жизнь, на самом деле отнимает у них шанс прожить ее.

Болезнь Крейцфельдта-Джейкоба (БКД) - страшное заболевание, характеризуемое прогрессирующим слабоумием и потерей контроля над мышцами, которое обычно убивает свою жертву в течение пяти лет после первого проявления симптомов. (В Англии ее также называют болезнью бешеных коров, так как там она была связана с употреблением в пищу мяса инфицированного скота.) Когда эта редкая болезнь, которая поражает примерно одного человека на миллион, развилась сразу у троих детей, получавших гормон роста, - вывод был очевиден. Смертоносный вирус оказался в какой-то порции гормона. FDA распорядилось остановить распространение лекарства.

К 1991 году БКД развилась у семерых детей в группе из 5 тысяч реципиентов этого гормона, которые находились под наблюдением и США, а по всему миру насчитывалось пятьдесят случаев заболевания, связанных с инъекциями гормона, извлеченного из гипофиза трупов. Но исследователи предупреждают, что, поскольку эта болезнь, как и в случае со СПИДом, вызывается инфекционным агентом, который до появления симптомов может не давать о себе знать длительное время, до пятнадцати лет, еще слишком рано говорить о том, каково на самом деле число жертв. Этот срок вышел только для одной десятой части группы реципиентов.


РОЖДЕНИЕ РЕКОМБИНАНТНОГО ГР

Поскольку от мозга трупов как источника гормона пришлось отказаться, встал вопрос о получении синтетического гормона. Это была исключительно трудная задача.

Гормоны - это белки, а белки строятся из кирпичиков, известных как аминокислоты. Гормон роста - это крупнейший белок, производимый гипофизом и состоящий из 191 аминокислоты. Создать молекулу такого размера было такой же тонкой и трудной работой, как собрать люстру из 191 хрустальной цепочки, только надо еще узнать, что представляет собой каждая цепочка и куда ее подвесить.

Но, по счастью, 80-е годы оказались наиболее благоприятными для создания такого лекарства. Во-первых, в 1985 году

Конгресс СШЛ принял Акт о мелкосерийных лекарствах, предполагавший финансовую поддержку для разработки лекарств для редких заболеваний, которые поражали менее 200 тысяч пациентов. В качестве компенсации за расходы на разработку этих лекарств заинтересованные фармацевтические компании получали семилетние эксклюзивные нрава на их продажу - никто другой не мог попасть на рынок. Во-вторых, на свет появилась новая технология генной инженерии. Сращивание генов позволило ученым клонировать белки, из которых слагалось человеческое тело. Это означало возможность точной идентификации последовательности ДНК для каждого конкретного белка. Когда белок склонирован, практически бесконечные запасы этого препарата можно получать через репродуктивный механизм бактерии Е. coli, весьма распространенной в кишечнике человека.

Именно гормон роста человека имел в виду Герберт Бойер, лауреат Нобелевской премии, способствовавший изобретению генной инженерии, когда в 1976 году стал соучредителем "Генентеха". Он поручил возглавить работу своему лучшему сотруднику Дэвиду Гедделю, застенчивому и немногословному ученому, который нанес себе на тенниску свое кредо; "Клонировать или умереть". Бойер знал, что вступил в состязание с фармацевтическими гигантами по принципу "победитель получает весь рынок". Годом позже Геддель и его команда собрались во дворе "Гепентеха'' и, сложив ладони рупором, прокричали магическое слово "ДНК". Этим странным ритуалом они сигнализировали сотрудникам своей компании об успешном завершении клонирования. Так в 1985 году "Генентех" - та самая компания, которая ранее успешно склонировала человеческий ген на инсулин, - создала второе в истории лекарство на основе рекомбинанантной ДНК.

Но их триумф оказался недолгим. Биосинтетический гормон, который они назвали протропином, отличался от своего человеческого визави одной аминокислотой. Хотя это крошечное несоответствие никоим образом не отразилось на эффективности воздействия препарата на человеческий организм, оно открыло дверь для конкурентов. На следующий год базирующаяся в Индианаполисе фармацевтическая компания "Эли Лилли" сумела создать состоящий из 191 аминокислоты гормон роста, который был ни 100 процентов идентичен - физически, химически и биологически - тому, который вырабатывается гипофизом человека. Они тоже обратились за юридической защитой нового лекарства, названного гуматотропом, в соответствии с Актом о мелкосерийных лекарствах. Последовала судебная баталия, в ходе которой адвокаты "Генентеха" утверждали, что их компания первой создала синтетический гормон роста и потому является явным победителем в рамках Акта о мелкосерийных лекарствах. "Генентех" мог быть первым по времени, отвечали адвокаты "Эли Лилли", но не первым по качеству. Такое первенство принадлежало "Лилли". В конце концов, обеим компаниям было разрешено производить и продавать этот препарат, а для всех остальных производителей рынок США оказался закрыт. При том что годовое потребление препарата обходится пациенту в сумму от 14 до 30 тысяч долларов, обе компании заработали на продаже гормона роста только для страдающих его дефицитом детей более 175 миллионов долларов. Неплохо для мелкосерийного лекарства. Но вскоре стало ясно, что настоящий потенциал возможностей препарата располагается на другом конце жизненного цикла.


ТРИУМФ ДОКТОРА РАДМЕНА

В городе Мэдисон, штат Висконсин, некий эндокринолог по имени Дэниел Радмен наконец-то добился долгожданного прорыва. Радмен издавна был захвачен идеей, что спад гормональной активности может приводить к медленному угасанию организма, начиная примерно с тридцатипятилетнего возраста. Единственным способом проверить это было восполнять недостающие у пожилых людей гормоны и посмотреть, нельзя ли обратить вспять некоторые из изменений, связанных с возрастом. Он решил начать с гормона роста.

Свой выбор он обосновывал двумя мотивами. Во-первых, он знал, что снижение уровня ГР после тридцати пяти лет часто сопровождается изменениями в строении тела. По достижении этого возраста средний вес здоровых мужчин меняется незначительно, но само тело претерпевает изменения, сравнимые с превращением твердого зеленого яблочка в мягкое наливное. Масса жира в теле увеличивается на 50 процентов, в то время как не жировая масса, которая складывается из мышц, костей и всех жизненно важных органов, уменьшается на 30 процентов. Это означает, что структура тела ослабевает одновременно с упадком функциональных возможностей. Наше тело, подобно старому автомобилю, ржавеет и изнашивается.

Во-вторых, датские и шведские исследователи обнаружили, что рекомбинантный гормон роста восстанавливает не жировые контуры тела у детей и взрослых, страдающих дефицитом гормона роста из-за проблем с гипофизом. Кроме того, использование препарата выглядело невероятно безопасным, поскольку за тридцать с лишним лет экспериментов с детьми не было выявлено никаких значительных побочных эффектов, связанных с его применением. Однако никто еще не доказал, что гормон может оказаться таким же полезным для здоровых пожилых людей.

В замечательно провидческой статье "Гормон роста, строение тела и старение", опубликованной в 1985 году в "Журнале Американского гериатрического общества", Радмен впервые выдвинул идею о том, что гормон роста может обращать вспять процесс старения. Сначала он обобщил механизмы упадка структуры тела и функций организма в старости: "необратимые последствия" процесса старения вызываются аккумуляцией неисправимых повреждении ДНК, снижением темпа деления клеток, ошибками в синтезе белков, кумулятивными эффектами таких болезней, как атеросклероз, гипертензия, инфекционные и аутоиммунные заболевания, эффектами физической малоподвижности, а у женщин - еще и менопаузой. Затем он заявил: "Теперь мы предполагаем существование одного механизма гериатрических peгрессий, действующего примерно у половины пожилого населения, - прекращения секреции эндогенного ГР".

Он решил проверить свою гипотезу, проследив за изменениями в строении тела с возрастом. Если восполнение гормона роста сможет обратить вспять эти изменения в строении тела, рассуждал Радмен, оно сможет влиять и на упадок структуры и функции организма. Экспериментальная группа состояла из двадцати шести мужчин в возрасте от 61 до 80 лет, которые были приглашены через объявления в газетах. Все они отличались характерным для старости грушевидным строением тела, растеряв четкие, мускулистые линии, свойственные юности. Тестирование показало, что все они страдали серьезным дефицитом гормона роста, но в остальном были вроде бы здоровыми. До конца эксперимента дошел двадцать один человек - четверо отсеялись по личным причинам, а еще у одного был обнаружен рак предстательной железы. Двенадцать человек получали инъекции ГРЧ три раза в неделю, а девять составляли контрольную группу и никакого лечения не получали.

Через шесть месяцев разница между двумя группами оказалась просто поразительной. В самом начале эксперимента мужчин попросили никоим образом не менять стиль жизни, даже если речь шла о курении, употреблении алкоголя и недостатке физических упражнений. Те, кто получал препарат, увеличили не жировую массу тела в среднем на 8,8 процента, а жировую массу снизили на 14 процентов - и это без диеты и упражнений! Их кожа стала плотнее и крепче, повысилась плотность поясничных позвонков. Как уже упоминалось выше, в споем отчете, опубликованном в ,,Медицинском журнале Ниной Англии", Радмен и его коллеги назвали эти изменения в структуре тела "эквивалентными по величине изменениям, свойственным 10-20 годам старения".

Эксперимент Радмена был сразу же назван выдающимся прорывом. Непобедимость процесса старения была опровергнут раз и навсегда. Подобно тем первым людям, которые испытали на себе вакцину коровьей оспы, или тем, которые стали первыми получателями трансплантатов сердца, эти люди навсегда изменили ход истории.

Притом что польза препарата была очевидной и поразительной, оставались некоторые неприятные побочные эффекты, включая боль в запястье, известную как запястно-туннельный синдром, и гинекомастию, или увеличение грудных желез. Проблема, как теперь понимал сам Радмен, состояла в излишне больших дозах. "Результаты наших клинических испытаний ГРЧ выявили, что оптимальная доза гормона составляет лишь от четверти до половины той дозы, которую мы первоначально считали необходимой", - писал он. При меньших дозах, считал он, вес благотворные эффекты должны охраняться, а негативные побочные эффекты - исчезнуть. Отнюдь не обескураженный, Радмен уже стремился к новым экспериментам, чтобы проверить, может ли ГР существенно улучшить качество жизни стариков. К несчастью, он оказался лишен такой возможности. Он умер в 1994 году в возрасте шестидесяти семи лет от легочной эмболии. Но его наследие будет жить вечно. Он вдохновил врачей и ученых всего мира на поиски возможности восполнения гормона роста при лечении старения и связанных с этим болезней. Он окончательно доказал: то, что мы называем старением, не является ни неизбежным, ни необратимым.

В то самое время, когда доктор Радмен начинал свои исследования по применению гормона роста в Висконсине, по другую сторону Атлантики английские, датские и шведские исследователи начинали свои эксперименты. В отличие от их американского коллеги, европейские исследователи обследовали людей, у которых недостаток гормона роста быть вызван болезнями. Исследовательские группы возглавлялись профессором Петером Сенксеном в медицинской школе больницы св. Фомы в Лондоне, док горем Йенсом Сандалом Кристиансеном в Орхусском университете в Дании и доктором Бенгт-Эке Бенгтссоном в Гётеборгском университете в Швеции. Все они пришли к тому, что Сенксен назвал "замечательно устойчивыми результатами".


ПАЦИЕНТЫ САЛЬГРЕНСКА

Доктор Бенгтссон. выдающийся эндокринолог, которого постоянно можно встретить то в одном, то в другом подразделении его огромного исследовательского и клинического центра в больнице Сальгренска при Гётеборгском университете,- это человек, которому явно доставляет удовольствие трудная работа. Когда он только начинал свои исследования в середине 80-х годов, идея о том, что гормон роста играет свою роль в чем-то еще, кроме как в росте детских кос гей, не была еще популярной. "Если вы заглянете в любой учебник по эндокринологии, то прочтете там, что ГР не оказывает никакого эффекта на взрослых," - говорит он. Так что идея лечить им взрослых выглядела несколько безумной".

Но в научной литературе уже существовали некоторые намеки на то, что эта идея вовсе не безумная. В 60-х годах в качестве лечения рака груди, диабета и акромегалии применялась гипофизэктомия, или удаление гипофиза. В качестве компенсации пациенты получали кортикостероиды, тироксин и половые стероиды, но не гормона роста, запасов которого не хватало и который так или иначе не считался необходимым. Но в 1962 году Рабен, который уже продемонстрировал увеличение роста карликов с удаленным гипофизом с помощью гормона роста человека, решил попробовать ГРЧ на 35-летней женщине, которая в течение восьми лет проходила стандартную заместительную терапию. Через два месяца он заметил, что она стала более энергичной и у нее значительно улучшилось, самочувствие.

Спустя год шведский ученый Томас Фалькхеден в своей докторской диссертации описал состояние пациентов, у которых был удален гипофиз. Через месяц после операции у них снижался банальный обмен веществ, уменьшался объем крови, ухудшалась функция сердца и ночек, и все это несмотря на заместительную терапию адренотропными, тиреотропными и гонадотропными гормонами. Он выдвинул гипотезу, что причиной этих разрушительных изменений было отсутствие гормона роста у этих пациентов. Но поскольку запасы гормона роста были совершенно незначительными, его открытие pie повлекло за собой никаких последствий, пока не стал доступен рекомбинантный гормон роста.

Бенггссон начал размышлять, что происходит с теми пациентами, которые не получают гормона роста. Он спросил, об этом у своих старших коллег из больничного персонала. ,,У них все в полном порядке, - ответили ему. - Никаких проблем". Но один врач вес же сказал: "Они уже никогда не выйдут из больницы". Те немногие, которые иногда появлялись в амбулаторной клинике Бенгтссона, не ободряли его. "Они выглядели как зомби, - говорил он, - и двигались как в замедленном кино".

В частности - его взволновал один пациент, который делал хорошую карьеру в компьютерном бизнесе, пока у него не развилась опухоль гипофиза. После удаления железы его карьера покатилась вниз, даже, несмотря на гормонально-заместительную терапию. В конце концов, он больше не мог продолжать работать и ушел па пенсию, но инвалидности.

Бенгтссон решил добавить к гормональной терапии этого человека гормон роста. К счастью, стокгольмский представитель американской фармацевтической компании "Эли Лилли", одного из двух производителей гормона роста человека, подержал эту идею. Бенгтссон вылетел в Индианаполис, чтобы встретиться с руководством компании, и вернулся с обещанием, что его исследования будут профинансированы на 150 ты-1 долларов.

Бенгтссон повел свои исследования по двум направлениям. Во-первых, он проводил наблюдение за теми пациентами, у которых был удален гипофиз, а во-вторых, некоторым пациентам, которые страдали дефицитом гормона роста из-за проблем с гипофизом, он проводил замес тигельную терапию гормоном роста. Оба направления идеально соответствовали друг другу и наряду с находками датских и английских коллег радикально перевернули знания о роли гормона роста в жизни взрослых людей. Эти открытия продолжаются до сих пор, как вы увидите в последующих главах.

Первым встал вопрос о том, что происходит с пациентами после удаления гипофиза. Почему многие из них в дальнейшем исчезают из поля зрения национального здравоохранения? Гипофизарная недостаточность ''а тридцатилетний период между 1956 и 1987 годами была диагностирована у 333 пациентов. Всех их лечили возмещением гипофизарных гормонов, включая кортизон, гормоны щитовидной железы и половые гормоны. Единственным гормоном, который не возмещался, был гормон роста. Ответ запрашивался сам собой: они умирали раньше времени в результате дефицита гормона роста, причем уровень их смертности вдвое превышал уровень смертности среди усредненного населения соответствующего возраста и пола - 107 смертей против 57.

Важной причиной этого трагического повышения уровня смертности было почти двукратное увеличение случаев сердечно-сосудистых заболеваний - шестьдесят смертей против тридцати одной в среднем среди всего населения. "Это удивило нас всех, - говорит Бенгтссон. - Это исследование впервые демонстрировало долгосрочный прогноз гипофизарной недостаточности при получении стандартной заместительной терапии. И оно указывало на существование связи между дефицитом гормона роста и атеросклерозом".

Затем он вместе со своим учеником Тордом Розеном пошел дальше и выяснил, что эти пациенты страдали множеством других проблем. К их числу относились увеличение жировой массы, причем основная доля жира концентрировалась в кишечнике, уменьшение мышечной массы, уменьшение содержания минералов в костях, двукратное против среднего уровня повышение числа переломов, проблемы с психикой и памятью и, что самое поразительное, плохое качество жизни. Они жаловались на усталость, низкую энергичность, низкую самооценку, социальную изоляцию, ухудшение сексуальной жизни и чаще уходили на пенсию по инвалидности по сравнению со своими сотрудниками.

"Если вы обратите внимание на вопрос качества жизни, то увидите, что большинство врачей слабо подготовлены в выявлении таких проблем,- говорит Бенгтссон. - Мы задаем конкретные вопросы насчет кровяного давления или работы сердца, но мы никогда не спрашиваем "как вы себя чувствуете?"". Но число очков, которое эти пациенты получали, отвечая на вопросы анкеты, посвященной качеству жизни, указывало на то, что они ведут тяжелую борьбу с проблемами низкой самооценки, беспокойства и депрессии. Психологический опрос дал поразительное подтверждение "эффекта зомбирования", который Бенгтссон наблюдал и в своей клинике.

Бенгтссон и его коллеги из больницы Сальгренска начали лечить этих пациентов с гипофизарной недостаточностью гормоном роста. Результаты не заставили себя ждать. "Мы назвали это эффектом Лазаря, поскольку было очень похоже, - говорит он, щелкая пальцами. - Мы вернули их к жизни. Некоторых, не всех. С некоторыми пациентами дело обстояло так, словно их подтолкнули в спину. Их жизнь переменилась за несколько недель". В конечном счете, пользу получили все участники программы. По словам доктора Лены Вирен, которая проводила психологическую оценку пациентов, "никто не хотел прекращать лечение. Иногда даже не сами пациенты первыми замечаю! происходящие я них перемены. Скорее, это делают их жены, дети или коллеги по работе".

В некоторых случаях изменения приводили к полному преображению личности. Доктор Вирен вспоминает одного пациента, который спал по 16-18 часов в сутки. Когда же он просыпался, его друзья желали только, чтобы он поскорее уснул снова, потому что его злоба была совершенно непереносимой. Когда он не спал, то многие часы проводил у телефона, извиняясь перед своими друзьями, что был таким несносным накануне. Ceгодня, три года спустя, этот пациент полностью переменился. Вместо того чтобы спать 16 часов в сутки, он работает в собственном ресторане, ставшем одним из самых знаменитых в Гётеборге. Его счастье столь велико, что недавно он пригласил доктора Бенгтссона и его персонал в свой ресторан, чтобы отпраздновать свое чудесное исцеление. Еще одним интересным пациентом был одинокий, молодой и очень толстый человек двадцати лет. Будучи безработным, он процедил все свободное время в постели, читая детские комиксы. Он прибыл в больницу Сальгренска в надежде получить свидетельство, дающее право на пенсию по инвалидности. Вместо этого ему предложили лечение гормоном роста. Теперь у него есть подружка и работа, и последнее лето он провел, путешествуя по Европе на поезде. Но величайшее наслаждение он испытал, когда зашел в шведский магазин купить бутылку спиртного. Когда он показал свое удостоверение личности, продавец замотал головой. "Нет, - сказал он, - это не ваша фотография". Молодой человек показал фотокарточку доктору Вирен, и та все сразу поняла. На фотографии в удостоверении личности был изображен угрюмый толстый молодой человек с лицом младенца. Теперь он был стройным, а лицо его излучало одно лишь счастье. "Они правы, - сказала она, - это не вы".


ОТВЕТЫ НА СТАРЕНИЕ - 1 ИЮЛЯ 1998 ГОДА

История гормона роста еще пишется. Как мы же упоминали выше, выдающийся эксперимент Радмена побудил Национальный институт старения объявить в 1992 году о проведении девяти клинических испытаний так называемых трофических факторов, на выполнение которых отводятся, пять лет. Шесть исследований фокусируются конкретно на гормоне роста или на релизинг-гормоне гормона роста. Доктор медицины Марк Блэкмен из медицинского центра Бейвью при университете Джона Хопкинса изучает роль ГР и шести стероидов в восстановлении различных аспектов, которые приходят в упадок с возрастом (подробности смотрите ниже); доктор Эндрю Хоффман из медицинского центра ветеранской организации Пало-Альто и медицинского центра Стэнфордского университета тестирует метаболические эффекты ГР и родственного с ним гормона, инсулиноподобного фактора роста-1 (ИФР-1) у здоровых пожилых женщин, а также выясняет, могут ли эти вещества улучшать эффекты программы физических упражнений; доктор медицины Роберт Шварц из медицинского центра Харборвью при Вашингтонском университете оценивает эффекты использования релизинг-гормона гормона роста отдельно или в сочетании с развивающими силу и выносливость упражнениями у пожилых женщин; доктор медицины Дэвид Маклин из Род-Айлепдского госпиталя проверяет, оказывают ли ГР и физические упражнения взаимно-усиливающее воздействие на улучшение мышечного тонуса у пожилых мужчин и женщин, а доктор философии Стефан Велл из медицинско-стоматологической школы Рочестерского университета изучает механизм мышечной атрофии, используя для борьбы с нею силовые упражнения, инъекции гормона роста или то и другое одновременно. Два других исследования, проводимые доктором медицины и философии Джойсом Теновером в медицинской школе университета Эмори и Питером Шнайдером в медицинской школе Пенсильванского университета, призваны выяснить, возмещает ли тестостерон-заместительная терапия связанное со старением уменьшение мышечной массы, силы мышц, плотности костей и познавательной функции у пожилых мужчин. Еще одно исследование под руководством доктора медицины Майкла Клиркопера изучает эффективность гормонально-заместительной терапии в предотвращении разжижения костей ног у женщин, которое обычно приводит к переломам шейки бедра.

Эти исследования - беспрецедентные и в потенциале исторические, поскольку они изучают эффекты старения не плодовых мух, не червей, не рыб, не мышей с крысами, они изучают действительные процессы, происходящие у пожилых мужчин и женщин. И в отличие от исследований других Национальных институтов здоровья, которые фокусируются на разнообразных конкретных болезнях, эти концентрируются на эффектах самого процесса старения. Как пишет директор НИС Ричард Ходе, "мандат Национального института старения направлен на проведение исследований с целью улучшения качества жизни и поддержания независимости и жизнеспособности людей в их поздние годы жизни". До претворения этих целей в жизнь результаты данных исследований должны пройти еще долгий путь.

Одно из наиболее амбициозных исследований осуществляется доктором Марком Блэкменом, руководителем отделения эндокринологии и обмена веществ в медицинском центре Бейвью при университете Джона Хопкннса. Он наблюдает за четырьмя группами здоровых мужчин и женщин старше 65 лет - самому старшему из них 83 года - которые будут получать гормон роста с тестостероном или без него (мужчины), ГР с эстрогеном и протестероном или без них (женщины) либо получать плацебо (две группы из мужчин и женщин). В группах, получающих лечение, гормональные уровни будут доведены до уровней, соответствующих тридцати сорокалетнему возрасту.

Диапазон поисков доктора Блэкмена и его помощников впечатляет. В то время как большинство клинических исследований удовлетворяются наблюдением за изменениями одного-двух параметров, например повышением или понижением уровня холестерина, "мы осуществляем монументальную серию измерений, чего, я уверен, больше никто нигде не делал", -- говорит доктор Блэкмен. В начале и в конце лечения пациент остается в больнице на три дня и проходит через "изматывающий ряд физических, психологических, функциональных, биохимических, радиологических и молекулярных тестов, призванных прояснить такие вопросы, как строение тела, в особенности уменьшение массы и силы мышц, массы и прочности костей и увеличение массы жира, прежде всего в брюшной области, изменения в обмене веществ, такие как аномальное усвоение сахара с тенденцией к диабету и аномалии в метаболизме холестерина, функции сердца, почек, иммунной системы, кожные изменения, изменении в поведении и настроении и даже такой туманный, но очень важный вопрос - вопрос качества жизни".

Все исследования имеют "двойную слепоту", так что никто, даже исследователи, не знает, кто что получает. "Ясно, что каждый хочет это знать, участники эксперимента хотят, средства массовой информации хотят, сами исследователи хотят, но мы не можем сказать им. Мы узнаем это только 1 июля 1998 года, когда исследования намечено завершить и после расшифровки станет ясно, какие группы были лечебными, а какие - контрольными".

Но Блэкмен, который называет себя вечным оптимистом, ожидает, что исследования подтвердят открытия Радмена насчет обращения эффектов старения у пожилых людей, получающих терапию гормоном роста. "Они, скорее всего, не только подтвердят, но и значительно продвинут вперед сделанное Радменом", - говорит он. Работы Бенгтссона в Швеции, Сенксена в Англии и Кристиансена в Дании со взрослыми людьми, страдающими дефицитом ГР из-за болезни гипофиза, "являются моделью того, что надлежит делать со старением", говорит Блэкмен. "Их исследования ясно показывают, что дефицит гормона роста оказывает все те отрицательные воздействия на организм, которые наблюдаем и мы. Мы выдвигаем гипотезу, что до некоторой степени истощение гормона, связанное с возрастом, оказывает тот же эффект, что и его дефицит, вызванный болезнью, и что эффективное и безопасное восполнение запасов гормона роста изменит связанную, со старением ситуацию к лучшему".

Благодаря исследованиям, проводимым НИС, и многим другим экспериментам, изучающим старение, гормон роста и гормональное замещение, говорит Блэкмен, через несколько лет мы будем иметь массу информации, а еще через пять-десять лет произойдет взрыв, дальше которого я заглядывать не берусь". "Я действительно верю, что произойдет не только взрыв понимания, но взрыв, который приведет к улучшению общего самочувствия пожилых людей. Если совместная работа, которая проводится сейчас во всем мире, окажется успешной, она позволит в достаточно удовлетворительной степени продлевать функциональный срок службы человеческого организма и задерживать мышечно-скелетное одряхление и потерю физической и физиологической самостоятельности пожилых людей".


ЖДАТЬ ИЛИ ДЕЙСТВОВАТЬ?

Следует ли ждать результатов всех этих исследований, чтобы решиться на терапевтическое возмещение гормона роста? Или следует уже сейчас начинать извлекать пользу для себя? По словам доктора Стэнли Слэйтера, заместителя директора ННС по гериатрии, после того как в 1998 году результаты будут расшифрованы, "понадобится еще один год на их анализ. Только к середине или к концу 1999 года мы сможем что-либо опубликовать". За этим, без сомнения, последуют новые исследования, призванные ответить на новые вопросы, которые будут подняты этими исследованиями. Медицинскому истеблишменту потребовалось сорок лет, чтобы дать добро рутинному возмещению эстрогена и прогестерона для женщин постклимактерического возраста, а на их согласие, на возмещение гормона роста могут понадобиться еще сорок лет.

Мы считаем, что последствия бездействия значительно хуже последствий действия. Старение тела - отнюдь не доброкачественный процесс. За него приходится расплачиваться прогрессирующей утратой физических и психических функций, повышением уязвимости к болезням и катастрофическим ухудшением вашего отношения к себе как привлекательному, энергичному и сексуальному существу. И это происходит каждый день в каждой клетке вашего тела.

Это исследование призвано ознакомить вас со всеми фактами, необходимыми вам для того, чтобы вы настроили свой разум, а нечто такое, что в буквальном смысле является вопросом жизни и смерти. Доктор Тьерри Эртог, брюссельский врач, специализирующийся на гормонально-заместительной терапии, указывает на то, что 333 взрослых пациента с дефицитом гормона роста, фигурировавших в исследовании Бергтссона, имели удвоенный риск преждевременной смерти. "Но здоровый пятидесятилетний человек в среднем вырабатывает столько же гормона роста, сколько и молодой человек, страдающий дефицитом гормона роста, - говорит Эртог, - поэтому имеет вдвое больше шансов умереть от болезни сердца, чем человек, которого лечат гормоном роста - Я нахожу печальным то, что люди стареют. Они жалуются, качество их жизни понижается, они умирают раньше срока. Всем этим людям может помочь гормональная терапия. Когда вы увидите все эти благотворные эффекты, то обязательно спросите: "Так почему же всех не лечат таким образом?" Это медицина будущего".

То, что верно для пациентов больницы Сальгренска, верно для всех нас. До терапии гормоном роста эти страдающие дефицитом ГР люди, многие из которых были всего лишь на третьем-четвертом десятке лет жизни (средний возраст - около 35), являли собой почти идеальный образ дряхлости. Они имели контуры тел как у стариков Радмена, у них слабо работало сердце, были хрупкие кости, низкий уровень энергии и удрученный взгляд на жизнь, они были признаны наполовину или полностью инвалидами. После лечения каждая m этих характеристик изменилась на противоположную. Столь же драматические, почти как в случае с Лазарем, перемены претерпевали люди, получавшие возмещение гормона роста в США. Но в последнем случае лечили не людей с болезнями гипофиза, а врачей, юристов, бизнесменов, кинозвезд, всех, кто имел деньги и решимость не становиться старым.

В следующей главе мы увидим первые клинические результаты на примере более чем 800 мужчин и женщин после шестимесячного курса лечения гормоном роста. Эти люди принадлежат к тем тысячам пожилых людей, которые не дожидаются, пока официальная медицина скажет свое слово. Они чувствуют, что у них в буквальном смысле нет времени ждать. И как мы увидим во второй половине этого исследования. С помощью программы возмещения гормона роста вы сможете за гораздо меньшие деньги пользоваться теми же необыкновенными благами.


COPYRIGHT © Doping Center - STEROID.RU
DESIGN © WEBMAN Design
Запрещено любое копирование и публикация материалов данного сайта без письменного разрешения Doping Center - STEROID.RU